ГАУ «Издательский дом»

Тамара МАЗАЕВА. Этнос в пределах новой онтологии

Сегодня уже очевидно, что процесс формирования глобального цивилизационного единства в мире необратим и ему нет альтернативы. Глобализация мира разворачивается на наших глазах, она, безусловно, далека от завершения, однако ее побочные действия уже поставили нас перед целым рядом масштабных проблем и даже породили антиглобалисткое движение.
Оценивая информатизацию как основополагающий концепт глобализации, а информационное общество как принципиально новую парадигму его бытия, М. Кастельс пишет: «Речь идёт о начале иного бытия, о приходе нового информационного века, отмеченного самостоятельностью культуры по отношению к материальной основе нашего существования». И далее неожиданно завершает ход своих мыслей фразой: «Но… то, что мы увидим, вряд ли нам понравится». [1, c. 505].


В чём же опасность этого нового миропорядка, нового бытия человека, устремлённого к унификации не только материальных производительных сил, но и общественных структур, социально-политических отношений, а также культурных форм?
Характеризуя новое бытие, в котором культура отчуждена от естества человека, учёный предупреждает, что человек может лишиться в нём человечности, ибо только в их нерасторжимом единстве является миру человеческий лик. Культурные формы, нормы и ценности – это те маркёры, через которые человек позиционирует себя в мире. Культуротворчество неотделимо от «естества» человека и отражает базовые, онтологические концепты его существования.


Информационные системы коммуникации с их всемирной паутиной и киберпространством формируют виртуальный мир, формы и ценности которого индифферентны к естественной жизни конкретного человека. Более того, создавая доступные на любом конце земного шара культурные формы и вовлекая в их раскодирование и освоение пользователей самых различных культурных миров, всемирная паутина запускает, уже запустила стремительный по темпам процесс нивелирования этих культурных миров. Для подрастающего поколения актуальность именно этой, новой, самостоятельной культуры становится всё более очевидной.
Уникальность феномена человека состоит в том, что он возможен в мире только в нерасторжимой слитности его двух ипостасей – естества и культуры. И потому ответ на вопрос, возможно ли существование человека, при обозначенной Кастельсом самостоятельности культуры в информационном обществе, очевиден.

Раздвоение естества и культуры в человеке – это не новое средневековье и даже не новое варварство – это дорога в мир без человека. Единство естества и культуры имеет природную устойчивую и одновременно динамичную связь. Не случайно очень длительное время природа была для человечества храмом, формировала его бытие и являлось краеугольным камнем онтологии. Этот пиетет перед великим и прекрасным целым, органической частью, плотью от плоти, которой он сам является, человек утратил, когда ослеплённый гордыней собственных возможности вознамерился покорить и переделать мир.


Научно-технический прогресс, особенно за последние 100-150 лет, шёл столь ускоренными темпами, что человечество не успевало не только соразмерить его преимущества с побочными действиями, найти оптимально неразрушающий ответ на тот вызов, который исходил от этих новаций, человечество, зачастую, не успевало даже осознать все возможные последствия этого вызова.


Характеристика этих невиданных ранее темпов развития дана в книге А.Тоффлера «Футурошок». «За последние 50 тыс. лет на земле сменилось 800 поколений. Первые 650 поколений жили в пещерах. Но половина существующих на земле материальных богатств, т.е. заводов, дорог, домов, и т.д., создана при жизни последнего поколения. Оно же потребляет больше, чем все люди, жившие до нас. 90 процентов учёных из общего числа когда-либо живших на земле работают сегодня». [2, с. 23-26].

Оставить комментарий

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.