ГАУ «Издательский дом»

Ибрагим ГАМЗАТОВ. Жизнь во имя жизни

Очерк

О подполковнике медицинской службы Умаре Абдулвагабовиче Сатуеве не раз пытался написать Умар Якиев, ныне главный редактор республиканской общественно-политической газеты «Нийсо-Дагестан». Он дважды ездил к нему в Буйнакск еще в то время, когда был ответственным секретарем районной газеты «Халкьан аз», предшественницы «Нийсо-Дагестан». Но врожденная скромность Умара Сатуева, как истинного мусульманина и воспитанного в лучших традициях гор чеченца, ставило крест на любых благих начинаниях. Умар Сатуев не любил рассказывать о себе и своей психологически нелегкой работе. И, к огромному сожалению, данный очерк приходится писать постфактум после безвременного ухода из жизни этого благородного человека.


Родился Умар Абдулвагабович 11 мая 1954 года в селе Киров Ошской области Киргизской ССР, в большой и дружной семье Абдулвагаба и Захрат Сатуевых. Был третьим по счету ребенком из шести братьев и единственной сестры. В 1957 году многочисленная семья Сатуевых вернулась на Родину, в село Акташ-Аух (ныне Ленинаул), откуда были высланы 23 февраля 1944 года, как и все чеченцы и ингуши. Школьные годы Умара начались в 1961 году, в Ленинаульской средней школе. Почти сразу после выпускных экзаменов, в 1972 году, Сатуева призвали в ряды Советской Армии. Служил в воздушно-десантных войсках. За годы срочной службы ему довелось выполнить более 250 прыжков с парашютом. Показал себя хорошим солдатом. Ему было присвоено первое воинское звание сержант. Был заместителем командира взвода. После демобилизации Умар, с декабря 1974 года по ноябрь 1975 года, проработал в качестве рабочего в Казбековской межколхозной строительной организации.


Тернистый путь студента-медика начался с декабря 1975 года, когда он стал слушателем подготовительного отделения при Дагестанском медицинском институте. Начиная с 1976 года Сатуев успешно сдает вступительные экзамены и становится студентом данного вуза. Спустя четыре года, в 1980 году, его направили продолжить обучение на военно-медицинский факультет Саратовского медицинского института. Фактически, вторично призвали на воинскую службу, которая продлилась более 29 лет.


В 1982 году, сразу после учебы, молодой лейтенант медицинской службы попал по распределению на службу в состав Группы Советских войск в ГДР. Грамотный, в меру жесткий, с ярко выраженными организаторскими и лидерскими качествами, Сатуев, от врача-радиолога санитарно-эпидемиологического взвода за пять лет дошел до должности командира приемно-сортировочного взвода медицинской роты. А с 1987 года, в городе Ковров, в составе войск Московского военного округа, командовал медицинской ротой и был ведущим хирургом 105-го отдельного медицинского батальона.


В 1989 году Умар Сатуев стал слушателем факультета руководящего медицинского состава военно-медицинской академии им. С. Кирова в Ленинграде. Конкурс был огромен, на одно место претендовали 254 абитуриента. Со всего Советского Союза на отделение хирургии могли поступить только шестеро соискателей. Умар сдал на высшие баллы вступительные экзамены по военно-полевой и общей хирургии. Только за экзамен по иностранному (английскому) языку получил четверку. Причина была лишь в том, что он ранее изучал только немецкий язык. Параллельно устроился в службу скорой медицинской помощи. Свободные от учебы дни проводил на работе. Порою ему приходилось проводить 15-16 срочных операций за сутки. За годы, проведенные в Санкт-Петербурге, Умар приобрел огромный теоретический и практический опыт врача-хирурга.


В 1992 году, после успешной сдачи выпускных экзаменов, Умара Сатуева хотели направить в Даугавпилс, город в Латвии. Но, как у одного из лучших выпускников академии, у него было право выбора. Было предложение выбрать местом службы город Хабаровск. Обсуждалась возможность работы в институте имени Бурденко, в Москве. Командование не могло не заметить и не оценить по достоинству талантливого специалиста. Но, в начале девяностых был негласный приказ: на ведущие должности представителей национальных меньшинств, особенно чеченцев, не брать. Тем более в ведущие клиники страны. Но Умар никогда не допустил бы, как истинный сын своего народа, смены записи в графе «национальность» личного дела военнослужащего.


Его направили в Грозный. В регион, из которого незадолго до этого были выведены все воинские части. Вместо госпиталя, которым он должен был командовать согласно рангу подполковника, была только санитарная часть. И то только на бумаге, по факту не было ничего. Выделили и служебную трехкомнатную квартиру, в которой семья Сатуева не прожила ни одного дня. Умар обратился в штаб округа в Ростове за открепительным письмом.

Возможности плодотворно работать в условиях неразберихи и хаоса, царящей в то время в Чеченской Республике, не было. Вначале Сатуева просили немного подождать, пока разберутся с его новым местом назначения. Затем, как гласит запись в его послужном списке, штаб СКВО направил его в том же 1992 году старшим ординатором хирургического отделения 123-го военного госпиталя СКВО в Буйнакске. Вначале шли разговоры, что это ненадолго. Но нет ничего более постоянного, чем временное. Через год, приказом Командующего войсками Северокавказского военного округа за номером 0285 от 11 октября 1993 года, его назначили начальником хирургического отделения ВУС 9013013 71-го военного госпиталя СКВО.
Из-за бездарной политики президента России Бориса Николаевича Ельцина и его окружения, а также так называемых «лидеров» чеческого народа, начались боевые действия в Чеченской Республике. Официально все это называлось «наведением констуционного порядка».

На мирные города и села в одном из субъектов Российской Федерации начали сыпаться снаряды и бомбы. Став заложниками политических интриг, начали гибнуть люди. Мирного населения на той необьявленной войне за десять лет погибло более 300 тысяч человек. Федеральные СМИ в большинстве своем только и делали, что поливали грязью чеченский народ. Опять чеченцы, как в далеком 1944 году, предстали в образе бандитов и террористов.
Умар понимал, что солдаты и офицеры, которых ему приходилось оперировать, не виноваты в том, что они оказались втянутые в эту кровавую братоубийственную бойню. Несмотря на тяжелые мысли и переживания за собственный народ, он честно и добросовестно выполнял свой долг, оставался верным присяге советского врача, которую дал в далеком 1982 году. Сутками Сатуев находился в госпитале, оперируя раненых.


«Умара Абдулвагабовича уважали все. Честность, доброта, искренность были основными чертами его характера, – рассказывает, проработавшая с Сатуевым больше двенадцати лет старшей операционной медсестрой Курбанай Коловна Магомедова. – Был случай, когда к нам привезли солдата с приступом аппендицита. Операция проводилась под местным наркозом. Умар расспрашивал пациента про домашних, про службу. Солдат начал обвинять чеченцев во всех мыслимых и немыслимых грехах. Умар промолчал. А я спросила бойца: «А ты знаешь, кто тебя оперирует? Знаешь, что хирург – чеченец?» Солдат долго извинялся. После, на утреннем обходе, Умар заходил в каждую палату и представлялся в должности, звании и сообщал, что он чеченец. Он очень много спас жизней. Нынешние врачи отправляют больных на сдачу анализов, УЗИ, рентгеновских снимков. А Умар, только глянув на пациента, ставил правильный диагноз. Не было случая, чтобы он ошибся. Впоследствии его диагнозы подтверждались анализами. Его отличала повышенная забота и о тех, кто работал с ним рядом. Всегда обеспечивал условия для полноценного отдыха медицинского персонала… Вкладывал душу в каждого пациента, которого он лечил».


Узкая специализация Сатуева была «абдоминальный хирург». Но, как военному хирургу, ему приходилось выполнять все виды операций, вплоть до трепанации черепа. В госпитале под его началом, помимо отделения хирургии, находились еще и стоматологическое, травматологическое и реанимационное отделения.

1 comment

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.