ГАУ «Издательский дом»

Муса АРСАНУКАЕВ. Поездка в Канаду

Путевой очерк

Если тебе повезло в жизни и ты попал в такую замечательную страну, как Канада, то память о ней останется в твоем сердце навсегда.

Виза

Я вспоминаю это время с большой теплотой и самыми светлыми чувствами, как то, что было для тебя и необыкновенно приятно, и волнительно, и незабываемо.
Прошло почти 17 лет со дня моей поездки за океан, в чужую страну, на неведомый мне континент. И было все это как волшебный, чудесный сон.
Предложение о поездке в Канаду от моего голландского друга Эрвина Комена было для меня полной неожиданностью. О Канаде я, как говорится, ни сном, ни духом не ведал. И вдруг такое счастье: на горизонте замаячил голубой лайнер нидерландских королевских авиалиний «КЛМ», на котором я должен был сначала вылететь в Амстердам, а оттуда в Ванкувер.
У меня была давнишняя мечта: научиться сносно говорить по-английски. Я понимал по опыту, что язык хорошо можно выучить только в языковой среде, когда ты в него, что называется, погружаешься. Я попросил Эрвина пригласить меня в Европу хотя бы на месяц, чтобы попрактиковаться. Он пообещал помочь, как только у него появится такая возможность. После этого прошло несколько лет. У нас в Чечне началась война, потом через некоторое время вторая, более страшная и кровопролитная. Хотя война есть война, более она или менее тяжелая, ничего хорошего в ней нет.


Я уже позабыл о нашем разговоре с Эрвином насчет поездки в Европу. У нас в республике шли активные военные действия. Официально, это была контртеррористическая операция против международных террористов, собравшихся на территории мятежной Чечни. Но в этой «операции» почему-то применялись боевые самолеты, которые методично подвергали ракетному и бомбовому обстрелу чеченские города и села, где проживали мирные граждане, которых страна не смогла защитить от тех самых террористов. В операции против террористов также была задействована тяжелая артиллерия и вся военная техника на гусеницах и колесах, которая ежедневно разрывала и утюжила истерзанную чеченскую землю. И в освобожденных от террористов населенных пунктах шли бесконечные зачистки, в ходе которых бесследно исчезали ни в чем не повинные люди.


К тому времени я жил в одном южном городе, в соседней республике. У меня была телефонная связь с Эрвином, и мы периодически с ним общались.
Но обо всем по порядку. Сначала Эрвин должен был получить мое согласие на поездку, а потом мы должны были уже думать о визе. Главная загвоздка была именно в ней. Ведь, чего греха таить, нашему брату, чеченцу, не так-то просто выехать куда-нибудь за границу, тем более, если он из зоны боевых действий. Эти люди, что сидят в посольствах и консульских центрах, почему-то думают: раз ты чеченец, значит потенциальный террорист или исламский экстремист.


Согласие на поездку я дал, конечно, недолго думая – ведь такая возможность бывает, может быть, раз в жизни. Потом Эрвин купил мне билеты на самолет туда и обратно, причем до вылета оставался ровно один месяц. За это время я должен был получить визу в канадском посольстве.
Я поехал в Москву и поселился в гостинице «Спутник», что на Ленинском проспекте. Буквально на второй день я подал документы на визу. Через три дня меня пригласили на собеседование. После непродолжительного разговора молодая, весьма симпатичная особа отказала мне в визе, сказав, что не видит оснований для ее выдачи. Честно говоря, я был ошеломлен таким заявлением сотрудницы посольства. Я был весь в ожидании, в предвкушении столь желанной поездки. И вдруг – как снег на голову – отказ. В очень мрачном настроении я вернулся в гостиницу.


Я не знал, что делать, как поступить в сложившейся ситуации. На помощь пришел Эрвин. Он сказал, что у меня есть возможность еще раз подать документы на визу. Но сначала нам надо было попросить наших канадских друзей, которые меня должны были принять, прислать подробное письмо с описанием условий моего проживания в их стране. Через 2 дня я получил от них электронное письмо и поехал в посольство. Документы приняли, но собеседование должно было состояться только через 4 дня. К этому времени я уже прожил в гостинице половину месяца, а с визой пока была неясность. Но, слава Богу, все закончилось удачно: визу мне дали за день до моего отлета в Амстердам. А оттуда на второй день я должен был вылететь в Ванкувер.


В канадском посольстве загранпаспорта с проставленными на них визами выдавал русский служащий. Видимо, он обратил на меня внимание за те долгие часы, что я провел в этом не очень гостеприимном учреждении.
Он мне сказал с улыбкой:
– Вы как настоящий джентльмен стойко выдержали это непростое испытание. Поздравляю Вас! Счастливой дороги!
Я его поблагодарил и с огромным облегчением на душе вышел на улицу. Было начало лета, кругом зелень, небо голубое, шум большого города, суета людей, беспрерывное движение автомобилей по широким московским проспектам. На душе было как-то легко, свободно, как будто я сдал очень важный и трудный экзамен. Да, испытание с получением визы было не из легких и стоило мне не только физических, но огромных душевных сил. Но, слава Богу, этот этап пройден.

Из Европы в Канаду

На второй день я как раз и увидел голубой лайнер голландской компании «КЛМ» в аэропорту «Шереметьево», о котором так грезил. Это был «Боинг», просторный и чистый, с великолепным обслуживающим персоналом. Через два с небольшим часа мы сели в аэропорту Схипхол в Амстердаме. Я был впервые в Европе, среди великого множества пассажиров со всего света. Это было какое-то «вавилонское» столпотворение: целые толпы черных людей из Африки (кажется, это были беженцы, которых международные гуманитарные организации вывезли из зон бедствий. Я подумал о своих земляках, которые были, может быть, в более суровых условиях. Но их организованно вывозить никто не собирался, хотя многие тогда уезжали в Европу поодиночке на свой страх и риск), вездесущие китайцы, подвижные и шумные, крикливые арабы, степенные и важные европейцы и многие другие.


Помню, Схипхол поразил меня своими масштабами. Однако отсюда как-то надо было выбираться. У меня имелся ваучер на номер в гостинице, но, чтобы попасть туда, надо было получить отметку в паспорте и выйти в город. Я расспросил у работников «КЛМ» на ломаном английском, как и что мне нужно сделать. Очень доброжелательная и приветливая девушка объяснила мне, к кому нужно обратиться, и тут же зарегистрировала мой билет на завтрашний рейс в канадский город Ванкувер, куда я, собственно говоря, и направлялся. К своему удивлению, я прекрасно понял, о чем мне говорила эта сотрудница авиакомпании. Я поблагодарил ее и пошел искать офис сотрудников миграционной службы. Там, после того, как я отдал паспорт, билет и ваучер, человек в синей форме, напряженно и внимательно слушавший меня, как-то облегченно вздохнул и попросил подождать 5 минут рядом в зале. Я обратил внимание, что здесь много людей, ожидающих решения миграционных властей. Скорее всего, как мне показалось, это были те, кто по каким-то причинам уехал из своей страны и хотел остаться в Европе. Ну что же, вольному воля. Теперь мне было понятно, почему тот сотрудник облегченно вздохнул. Я со своей кавказской внешностью явно походил на тех, кто обратился к ним с просьбой принять их в гостеприимную европейскую семью.


Мне дали добро на въезд в страну на сутки. Гостиница, или отель по-западному, была недалеко от аэропорта, туда я приехал на современном комфортабельном автобусе и, что немаловажно, совершенно бесплатно. «Все включено!» – как говорят у них там, на «загнивающем» Западе. Признаться, я, бывший «совок», которому и в школе, и в вузе все время внушали, что Запад – это зло, что здесь человек человеку волк, что они только и думают, как бы кого-то убить или ограбить, ничего негативного здесь не увидел. Здесь не было той тяжелой, унизительной для человека неславянской внешности недоверия и презрения, которые были в Москве: в аэропорту, в гостиницах, даже просто на улицах.
Да, как сказал один чудик: «Запад загнивает, но как-то красиво». Здесь я увидел доброе и искреннее отношение к простому человеку с любым цветом кожи, любой национальности и любой веры. Это было проявление человечности, толерантности, добра – как и должно быть во всем мире, в любом человеческом обществе.


На второй день я встретился с другом Эрвином и поехал к нему в гости в красивый и старинный город Делфт. Самолет в Ванкувер вылетал только вечером, и у меня было несколько часов, чтобы погостить в кругу семьи Эрвина и его жены Лизбет. Мы очень хорошо провели время, меня угостили замечательным обедом. Я даже успел посмотреть достопримечательности города. Больше всего запомнились его каналы с горбатыми мостами и старинные кирпичные дома с белыми окнами.
Эрвин и его дети поехали провожать меня в аэропорт. Мы тепло попрощались. Я снова сел в самолет авиакомпании «КЛМ», только на этот раз это был лайнер гораздо крупнее того, на котором я вылетел из Москвы. В одном ряду было 10 мест! Огромный салон, два прохода, удобные для просмотра мониторы, наушники, чтобы слушать музыку, большие, очень удобные кресла и обслуживание на самом высоком уровне – вот это и есть самолет компании «КЛМ», совершающий рейс в Ванкувер.


Мы летели довольно-таки долго – целых 9 часов, 5 из которых над территорией Канады. Я успел и подремать, и посмотреть музыкальные клипы, которые почти непрерывно шли на мониторах, расположенных поверх сидений. Иногда тихая музыка прерывалась, и на экранах показывали схему полета лайнера – место, где он находится на данный момент. Это очень удобно тем пассажирам, которые летят на дальнее расстояние. Моим соседом справа был пожилой англичанин, весьма любезный, но несловоохотливый, как и я. По правде говоря, если бы он и был расположен к светской беседе, я бы не смог с ним свободно общаться, поскольку мой английский был далек от совершенства. Видимо, он это понял с первых минут нашего общения и не стал мне особо докучать. А слева от меня на двух креслах расположилась пожилая пара из Голландии. Нас часто угощали во время полета, постоянно приносили напитки, сладкое. Можно было что-то заказать и дополнительно. Вот этим и воспользовался шустрый старик-голландец, мой сосед. Он то и дело вскакивал и бежал к стюардам за маленькой бутылочкой сухого вина. Его жена была далеко не в восторге от инициативы развеселившегося мужа. Она укоризненно качала головой и что-то ему выговаривала. Но весельчака эти упреки нисколько не волновали, он выпивал в несколько глотков очередную бутылочку и чуть погодя бежал за следующей. В конце концов вино его опьянило, и любитель хмельного вскоре тихо уснул в своем кресле.


Пока продолжался полет, я все время думал о том, как меня встретят в Ванкувере, где и как я буду жить. Не скажу, что я особо тревожился об этом, но некоторое волнение по этому поводу испытывал. Эрвин сказал при прощании, что мне не нужно ни о чем беспокоиться, меня ждут. Это, конечно, меня успокаивало, я знал, что мой друг очень серьезный человек и не стал бы опрометчиво посылать меня за океан, не согласовав все вопросы поездки.

Знакомство с новыми друзьями

Наш самолет прилетел в Ванкувер ближе к обеду второго дня вылета из Амстердама. В общем, с учетом разницы во времени мы были в полете 9 часов. Было немного странно видеть, как, вылетев в послеобеденное время с одного континента, ты оказался в почти то же самое время на другом континенте. Разница во времени, между тем, почти 12 часов. Ну, с этим надо было еще хорошо разобраться, понять это и привыкнуть к такому явлению, когда у тебя на родине ночь, а здесь, в Канаде, день, было вначале сложно.


Но все это было потом, спустя какое-то время. А сейчас я был в аэропорту города Ванкувера и меня должны были встретить. Я забрал свой багаж и пробрался через толпу встречающих, внимательно разглядывая бумажки с надписями в руках некоторых из них. Но, к удивлению и легкому разочарованию, я не увидел своего имени ни на одном листе. «Та-ак, – подумал я, – кажется, у меня проблема. Но не будем спешить с выводами, еще не вечер».
Скоро толпа прилетевших и встречающих потихоньку разошлась, в зале прилета осталось несколько человек. Я уже собирался было пойти позвонить, как неожиданно передо мной появилась светловолосая женщина зрелых лет и, широко улыбнувшись, как это умеют делать американцы (впрочем, канадцы тоже это делают не хуже), спросила: «Вы Муса?» Спросила на английском, конечно. Я ответил, да, это я. Она назвала свое имя – Руфь. По-английски произнести это имя на первых порах мне было чрезвычайно сложно, я обычно говорил твердо – «Руф» или мягко – «Русь», что не совсем правильно.
В общем, Руфь меня встретила и привезла к себе домой. Так началось мое большое канадское приключение.


Вечером вернулся Эд – муж Руфь. Он коренастый, среднего роста, крепкого телосложения мужчина примерно моего возраста, что-то в пределах 46-47 лет (это в то время, 17 лет назад). Эд довольно-таки общительный, любит пошутить, порассуждать на околополитические темы и, как выяснилось в первый же вечер нашего знакомства, хорошо готовит. Эд приготовил мясо на барбекю, Руфь сделала замечательый салат, и мы сели ужинать во дворе на садовой мебели. Двор освещали яркие фонари, над дверью в дом мелодично позвякивали металлические трубочки, дул легкий освежающий ветерок. Здесь было так уютно, по-домашнему просто и комфортно. Руфь и Эд рассказывали о себе, о жизни в Канаде, расспрашивали меня о Чечне, о моей семье. Я многого не понимал из их речи, и они часто спрашивали меня «Муса, тебе понятно? Ты понял?» Да, отвечал я, почти понял или понял не совсем так, как нужно было. Они смеялись, говорили, что я человек с юмором. Так прошел мой первый вечер в Ванкувере в доме Эда и Руфь.


Мои новые друзья жили в собственном доме в западной части Ванкувера. В этом районе находятся в основном частные дома. Дом Эда и Руфь очень красивый, на трех уровнях, как и многие дома в этом городе. Нижний полуподвальный этаж с двумя спальнями, гостиной комнатой, кухней и ванной хозяева сдают квартирантам (вот она канадская предприимчивость). На втором, основном, этаже находятся гостиная, две спальни, в одной из которых разместили меня, кухня и ванная комната. А на третьем, мансардном, этаже расположена спальня хозяев, офис (по-нашему, кабинет) Руфь, ванна и отдельная маленькая комната, которая используется как гардеробная. Такой вот большой и удобный дом.


Руфь – двоюродная сестра Эрвина, кузина, как принято у них говорить. Родственные отношения они поддерживают, иногда посещают друг друга – в основном, по случаю. А Эдвард, или Эд, как его называет Руфь и все друзья, родился и до 38 лет жил в Соединенных Штатах. Когда они поженились с Руфь, он перебрался в Канаду. Здесь, в Ванкувере они купили дом и стали жить в этом замечательном городе. У них нет детей, и это обстоятельство их тяготит. Руфь работает риэлтером, а Эд менеджером в очень крупной канадской фирме, которая производит все, что можно сделать из бумаги. У каждого своя машина, на которой они ездят на работу, у Руфь – «Вольво», а у Эда – «Тойота».

2 комментария

  • Оперативная типография в Санкт-Петербурге 120gramm.ru

    Приглашаем Вас в нашу типографию, которая расположена в самом центре Северной столицы. Если Вам нужна оперативная печать цифровая или широкоформатная, то сразу же позвоните нам. Недорого, профессионально, в самые короткие сроки, обычно в день визита, исполним любой Ваш заказ. Также оказываем услуги дизайнера для физических лиц и для бизнеса Спб.

    Если Вы планировали найти [url=https://www.120gramm.ru]типография печать[/url] в сети интернет, то заходите на наш сайт. Онлайн ресурс 120gramm.ru выложил всю информацию о нашей работе. Чтобы высчитать цену Вашего предстоящего заказа, можно воспользоваться онлайн калькулятором на веб портале. Напишите вид печати — это могут быть брошюры, визитки, флаеры, габариты, цветность, тираж, какая бумага, доставка и номер Вашего контактного телефона.

    В основном различная печать необходима для ведения успешного бизнеса. Чтобы клиенты не только узнали о Вас, но ещё приняли информацию о Вашей работе с афиш, листовок, реклам, каталогов. В свою очередь очень зависит на клиента качество печати и медиадизайн плакатов. Гармонично сделанные рисунки, аккуратно напечатанный текст или наоборот, небрежно и непонятно. На это может влиять Ваша сфера деятельности. Если у Вас нету своего дизайнера, то мы с удовольствием предложим Вам нашего. Огромный опыт и высокая квалификация дизайнера всегда гарантируют отличный итог.

    Узнать про [url=https://www.120gramm.ru]типография сайт спб[/url] можно набрав нам. Наш контактный телефон +7(812)425-31-03 или закажите обратный звонок на 120gramm.ru уже сейчас. Мы находимся по адресу Офицерский переулок, д. 8. Обращайтесь сегодня и мы совместно обязательно найдем пути решения Ваших задач.

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.