ГАУ «Издательский дом»

Ризван МИДАЕВ. Судьба ветерана

В годы Великой Отечественной войны народы нашей страны совершили беспримерный в истории подвиг, разгромив вооруженных до зубов гитлеровских агрессоров, и спасли тем самым все человечество от фашистской опасности. На советско-германском фронте было разгромлено 607 дивизий Третьего рейха и его сателлитов, тогда как англо-американские войска в Северной Африке, Италии и Западной Европе разбили I76 дивизий противника. Далась эта победа ценой огромных потерь, усилий и неимоверного героизма советского народа, проявившего массовый героизм солдат, офицеров на фронтах Великой Отечественной войны, а также рабочих, крестьян и интеллигенции, ковавших оружие для нашей армии в тылу. В этой общей массе были конкретные судьбы людей, одним из которых и является Баймурадов Вахид Баймурадович.


Баймурадов Вахид родился в I9I2 г. в селение Устаргордой (нынешний Аргун). Жил, трудился на благо Отечества, обзавелся семьей, растил двоих детей. Имел друзей, среди которых особенно близким был Солтаханов Сайд-Селим. Но тут грянула Великая Отечественная война, и Вахид Баймурадович не смог остаться в стороне, когда случилась такая беда. I августа I94I г. добровольцем ушел на фронт. Воевал в частях Красной армии, прошел славный боевой путь, участвовал в обороне Севастополя, в освобождении Белоруссии, Польши, Праги, штурмовал Берлин. И закончил войну участием разгрома Японской Квантунской армии. Был на его боевом пути и период нахождения в лагере для военнопленных.


В I943 году, во время передислокации II4 войсковой части, в которой служил Баймурадов Вахид, на станции, куда прибыл их эшелон, началась бомбежка эшелонов, и солдаты спрыгивали с вагонов, чтобы укрыться. Выпрыгивая из вагона, Баймурадов Вахид узнал в одном из бойцов своего друга детства Солтаханова Сайд-Селима, и в этот момент рядом с Солтахановым упала бомба и его засыпало землей. Сам Баймурадов получил множественные осколочные ранения. Приидя в себя, он начал откапывать товарища с помощью штыка, не сознавая, что сам он ранен. Сайд-Селим Солтаханов оказался живым. Взвалив его на себя, он тащил его несколько километров до медсанбата, сдал в медсанбат и хотел вернуться на передовую, но врач, увидев его кровоточащие раны, сделал перевязку ран Баймурадова. После чего, несмотря на свои ранения, он ушел на передовую, так как там шел тяжелый бой, хотя и мог остаться в медсанбате.


На передовой из-за потери крови он потерял сознание и в этом бессознательном состоянии попал в плен. До того, как его увидели немцы, находящиеся рядом солдаты сняли с него гимнастерку с боевыми наградами и закопали ее (солдат, награжденных орденами и медалями, немцы расстреливали на месте). Очнулся в немецком госпитале для раненых военнопленных, где были только французские, английские пленные. Врач прооперировал его без наркоза, во время удаления осколков он не издал ни одного стона. За что немецкий врач проник к нему симпатией и старался как можно дольше удержать его в расположении госпиталя. Однажды в госпиталь нагрянула гестаповская инспекция, и Вахид Баймурадович, истосковавшись по разговорной речи на родном чеченском или русском языке, сам попросился, чтобы его выписали из госпиталя и отправили в лагерь для военнопленных.

Надо сказать, что тема пленения — это боль всех военных, прошедших фашистскую неволю, которая долгое время была закрыта для обсуждения и исследования, а сами бывшие военнопленные стали изгоями общества. Их лишали боевых наград, пособий и статуса защитников Родины. Плен для многих являлся тяжелым испытанием. Красная армия понесла большие потери в начале войны. За первые шесть с половиной месяцев войны, согласно данным сводки немецких штабов, они составили 3,9 млн., среди них I5,2 тыс. офицеров. Погибло много воинских соединений, остатки частей пробивались к своим, другие уходили к партизанам.


Немало из них попадало в плен из-за ранений, отсутствия оружия и боеприпасов. Положение советских военнопленных было очень тяжелым, так как СССР отказался подписать Женевскую конвенцию (I929 г.) о нормах международного права в отношении военнопленных. Поэтому фашисты утверждали, что нормы международного права не действуют в отношении советских пленных.
Правительство СССР утверждало, что у него нет военнопленных, а есть только предатели и изменники Родины, нарушившие воинский устав и присягу, запрещающие сдаваться в плен. Был издан приказ наркомата обороны № 270 от I6. 08. I94I г., согласно которому семьи попавших в плен политработников предписывалось арестовывать, а семьи рядовых воинов лишались государственной помощи. Сдача в плен приравнивалась к измене Родине и каралась расстрелом.

В лагере Баймурадов Вахид встретился с Солтахановым Сайд-Селимом, который тоже оказался в плену. Благодаря протекции оперировавшего его немецкого врача, Баймурадова вместе с другом определили для работ на кухне. По мере возможности они выносили продукты для военнопленных, хотя это было связано со смертельным риском, так как за малейшую провинность наказанием был расстрел. Во время выноса продуктов Солтаханова заметил часовой, и он нанес ему удар прикладом по голове. Находившийся в этот момент рядом Баймурадов ударил часового, чтобы тот не добил вторым ударом его друга, за что и был приговорен к расстрелу.


Вахид Баймурадович был высоким, хорошо сложенным, с рыжей копной волос человеком, он шел к месту расстрела так быстро, что расстрельная команда за ним не поспевала. Это заметил немецкий офицер высокого ранга, являющийся начальником лагеря, и спросил о причине вынесенного приговора Вахиду. Офицер приказал привести его к себе и спросил, почему он ударил часового. Вахид Баймурадович немного владел разговорным немецким, и он ему ответил:
– Человек, которого ударил прикладом часовой, является моим братом, а в традициях моего народа не ответить считается позором.
Офицер спросил, какой он национальности.
– Я чеченец, – ответил он.
Немецкий офицер долго думал, затем спросил:
– Черкес, лезгин, калмык?
Баймурадов Вахид снова отвечал:
– Нет, я чеченец.


Тогда офицер достал вырезку из газеты, на которой был изображен танцующий лезгинку горец и спросил:
– Ты из этих?
– Да, – ответил Баймурадов.
Офицер сказал:
– Я дарю тебе жизнь, но впредь так не поступай.
Жить в лагере Баймурадов Вахид не собирался. Он тайно, вместе со своим другом Сайд-Селимом, решил подготовить побег, но в бараке скрытно от других сделать подкоп было невозможно. Собралась группа из 30 человек, решившаяся пойти на побег, но, когда подкоп был готов, бежать решилось только I2 человек, среди которых был военный летчик, старший лейтенант Николай Горбунов. Уже за колючей проволокой охрана обнаружила убегающих пленников и открыла по ним ружейно-пулеметный огонь, а затем к ним подсоединились и минометы. И здесь им помогла выучка ст. лейтенанта Николая Горбунова, который командовал в перерывах между разрывами мин, когда ложиться, а когда бежать вперед.

Оставить комментарий

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.