ГАУ «Издательский дом»

Лариса БАДАЕВА. Родная кровь

Продолжение. Начало в №№1-3 (2020),
№1 (2021)


Чечня. Январь 2000 г.
Шатойский район, с. Нихалой.

Во дворе Алдама большое скопление людей: хоронят старшего сына, Сайхана. Рыдают женщины, не скрывают слез мужчины. Все охвачены горем неподдельным, искренним, настоящим. Отец и братья стоят строго, понимают – всем несладко, у каждого из прибывших своя беда, свое личное несчастье, и никого не удивишь слезами.


Благодарят за теплые слова в адрес их Сайхана, за то, что в это тяжелое время не остались в стороне, а пришли, поддержали. Строго держалась и Хадижат. Ни слезинки не проронила.
Когда только-только привезли от федералов тело Сайхана, во дворе воцарилось что-то невообразимое. Плакали все – родственники, соседи и даже Алдам. Одна Хадижат не заплакала. Она подошла к телу сына, провела рукой по его почерневшему лбу, поцеловала, как в детстве перед сном, тихо зашептала ласковые слова:


– Мой хороший, мой первый, разве для такой доли произвела я тебя на этот свет? Разве этого я желала? Я хотела, чтоб ты жил долго, счастливо, радовал нас своими сыновьями, своими большими делами. Но ты предпочел иную долю. Ты выбрал смерть героя, защитника земли предков. Выше этого нет ничего. Да будет тобой доволен Всевышний, да станешь ты желанным гостем в Раю Небесном, да примет Аллах твой Газават! – и, посмотрев строго на всех плачущих родственников, прикрикнула: – Не плачьте! Не смейте плакать! Мой сын умер как герой, на поле боя! Радоваться надо, гордиться нашим мальчиком.


Керим с Бувайсаром шли по улице, обдумывая на ходу, что им делать дальше. В результате все кончилось тем, что решили сначала плотно покушать где-нибудь в кафе, а затем и начать поиски мальчика.


В богатой, суетливой, вечно спешащей Москве кафе и закусочных много, а всевозможных забегаловок – невообразимое количество. Мужчины, вдоволь поглазев на красочные зазывные названия, остановились на более близком и понятном кафе восточной кухни «Самарканд».
Зашли – в зале полумрак, тишина, прохладно. Где-то вдалеке негромкая, ненавязчивая, ласкающая ухо мелодия – похоже на попурри песен группы «Ялла».
Дядя и племянник выбрали столик, сели. Молоденькая девушка-узбечка в форме официантки подошла к ним и, вежливо поздоровавшись, положила на стол меню. Керим важно полистал, с любопытством читая непонятные названия, затем подозвал девушку рукой и распорядился:
– Красавица, принеси нам плов, манты и чай с сухофруктами.
Девушка улыбнулась, кивнула и ушла. Вскоре вернулась уже с подносами.
Керим наколол вилкой мант, поднес ко рту, надкусил, втянул в себя горячий, жирный мясной сок и зажмурился от удовольствия.
– Ешь, пока горячие, вкусно! – сказал он Бувайсару, видя, что тот испытывает некоторое смущение.


После мантов приступили к шафранового цвета ароматно-пряному мясному плову, отменно приготовленному: рисинки отделялись друг от друга легко и от обилия масла переливались.
Вдоволь наевшись, с удовольствием тянули чай с инжиром и финиками из азиатских пиал.
Довольные, сытые, Курбановы некоторое время нежились в тишине, сидя на удобных маленьких диванах, ковыряли лениво зубочистками во рту, а затем дружно, словно по команде, встали, попрощались с любезной официанткой, сдачу оставили ей на «мороженое» и вышли на свет широких, шумных московских улиц.


Вот теперь можно было приступать серьезно ко всем действиям – мыслимым и немыслимым, законным и, если заставят обстоятельства, не совсем.
Они доехали до Кузьминок, и время от времени спрашивая у прохожих, добрались до клуба «Пирамида». То было небольшое по московским меркам трехэтажное здание с вычурной неоновой вывеской.
– Стало быть, этот клуб и есть, – обернулся Керим к Бувайсару. – Шум оттуда неимоверный идет, по-видимому все глухие там собрались.
Бувайсар со смехом откликнулся:
– Ну, надеюсь, наш не оглох.
– Точно, наш не оглохнет.


Когда Курбановы вошли внутрь, путь им преградил здоровенный, бритый охранник в черной униформе:
– Чего надо?
– Я за сыном пришел, так что путь освободи, – глядя в упор немигающим взором темных глаз, ответил Керим.
– А ты, случаем, не ошибся? – осклабился охранник. – Тут славяне отдыхают. Ищи своего чурку в какой-нибудь чайхане. Давай, топай!
У Керима глаза от бешенства налились кровью, вены на шее вздулись, ноздри расширились. Бувайсару даже стало не по себе – никогда он не видел дядю в подобном гневе.
Керим вплотную подошел к охраннику и, чуть ли не хватая его за грудки, зло прошипел:
– Давать будешь ты и топать при этом, а я сказал: сын у меня здесь, значит, так оно и есть. Понял?
Не дожидаясь ответа, схватил Бувайсара за рукав и потянул за собой вглубь, туда, где гремела музыка, а от световых эффектов рябило в глазах.


Место, где они очутились, оказалось огромным залом, набитым молодыми людьми. Здесь имелись широкая стойка бара, несколько столиков, танцплощадка, небольшой оркестр и даже бородатый ди-джей. Он возвышался над всеми, сидя на каком-то странном сооружении, что-то невнятно говорил, вернее орал. Молодые люди почти все бриты, одеты в армейские штаны, такие же ботинки, черные рубашки. Ведут себя несколько развязно. Многие с девушками. Кое-где слышится ругань, свист, хохот. В общем, столичная молодежь веселилась, или как сейчас говорят, отрывалась по полной программе.
Так как Курбановы внешне не походили на устоявшийся стереотип лиц кавказской национальности, то поначалу на них мало кто обращал внимания. Хотя надо отметить, что крепкая, атлетическая фигура Бувайсара, его лицо с приятными чертами привлекли к себе взоры близстоящих девушек.


Но Курбановым сейчас было не до девушек. Они старательно вытягивали шеи, пытаясь вычислить среди толпы бритоголовых юнцов своего отбившегося от материнских рук родственника. Занятие то было абсолютно бессмысленным, так как в этом полумраке, среди шума, криков на фоне музыкального сопровождения, они не опознали бы и друг друга, случись им сейчас потеряться.
Поняв это, Курбанов-дядя решил действовать путем народной дипломатии. Керим подошел к стойке бара и поманил пальцем бармена, который в это время стоял в стороне и смешивал коктейли.


Бармен, молодой парень с усиками «а-ля Гитлер», не спеша подошел к Курбановым.
– Слушаю, – на лице его застыла хитрая ухмылка.
– Лешу Орлова знаешь? – спросил Керим.
Бармен изобразил недоумение, смешанное с разочарованием:
– Какого еще Лешу? Я думал, вы заказывать пришли.
Поняв, что бармен – продувная бестия и за здорово живешь информацию не выдаст, Керим заказал два стакана минеральной воды, как потом выяснилось, по цене нескольких бутылок.
Отпив несколько глотков, Керим повторил вопрос.
– А ты, собственно, кто? – тон бармена нагл и бесцеремонен, но Керим теперь спокоен, как скала.
– Дядя Коля.


Бармен усмехнулся:
– Коля, значит, то есть дядя Коля. А Леха тебе кто?
– Племяш, конечно, не догоняешь, что ли? Если я – дядя, то Леха – племянник. Логично?
– Абсолютно, – согласился бармен, и хитрющие глазки его забегали.
– Так, где мне его искать, вернее, как отыскать среди этой…
– Что – этой? – насторожился бармен, предвкушая последствия необдуманной фразы.
– Танцующей молодежи, – не поддался на провокацию Курбанов.
– Трудно сказать, – замялся бармен.
Керим понял, что тот ничего говорить не собирается.
Неожиданно к стойке подошел парень и в буквальном смысле плюхнулся об нее головой.
– Витек, налей, – несвязно сказал он, потом внимательно оглядел Курбановых, учуял по внешнему виду и по тому, как они держались, чужаков и, тыкая грязным пальцем, спросил:
– Кто такие?


Витек быстро сообразил, что к чему, налил пиво, подал и ответил:
– Костян, это к Лехе дядя приехал. Кстати, откуда?
Керим быстро нашелся:
– С Севера.
– С Севера? – парень с минуту соображал, а потом, залпом осушив бокал пива, подозрительно хмыкнул:
– А ты, случаем, не чурка?
– Нет, – заверил его Керим. – Чурки все на юге отдыхают, а я с Севера. Дядя Коля с Уренгоя. Слышал о таком?
– И все равно ты – чурка, – стоял на своем Костян.


К счастью, тут к нему подскочила вертлявая девица. Она косым взглядом заприметила Бувайсара, подмигнула ему, показав язык, на котором красовался пирс, а затем, капризно надув губки, начала тормошить Костяна:
– Ну идем! Куда ты исчез? Учти, я обижусь и уйду!
– Да куда ты уйдешь… – вскипел парень.
– Да уж найду, куда и с кем, – обиделась девица. – Хотя бы с этим! – и она показала в сторону Бувайсара.
– Да нужна ты им! – он попытался притянуть ее к себе, но она все еще пребывала в обиде и оттолкнула. – Дура! – заорал Костян. – Чего брыкаешься?. Думаешь, они к тебе пришли? Да ни черта. Леха им нужен, Орлов.

Оставить комментарий

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.