ГАУ «Издательский дом»

Ахмед БАРЗАНУКАЕВ. Ахмат-Хаджи – талант лидера и мужество личности

Каждому человеку предначертана на этом свете своя собственная, отличная от всех других, роль или, как принято говорить, судьба. И каждый из нас, исполняя волю и предначертание Всевышнего, проходит по жизненней стезе по-разному. Истинно счастлив тот, кто прожил, оставив яркий и незабываемый след доброты, излитый на соотечественников, односельчан, соседей, близких и дальних родичей.

По большому счету это – стремление и готовность посвятить себя служению как можно большему числу людей, Отчизне, к которой принадлежишь ты сам и твой народ. В которой ты родился и рос, которая взрастила тебя и воспитала запахами цветущих садов, пьянящим ароматом свежевспаханного чернозема, шершавыми трудовыми ладонями отца и милыми заботами матери. Сколько их, неизгладимых из сыновней памяти примет, ярких, глубоких и мимолетных, откладывающихся в душе и разуме, но одинаково сильно и кровно связывающих нас с болью и радостями родного очага, родной земли?!


Вступивший в жизнь в такой атмосфере и взрастивший в душе своей плоды приязни в грозный для Отечества час, не задумываясь, посвятит себя служению людям и правде. О таком человеке говорят: «Он – настоящий сын народа. Он – истинный къонах».
Бесстрастное и неумолимое Время создает в истории каждого народа решающие, поворотные в его судьбе изломы, взрезанные темной волей немногих, жаждущих власти, богатства, роскоши и безнаказанности.


Но то же самое Время, бесстрастное и справедливое, рождает и выдвигает человека – мужественного, готового взять под защиту своей любящей души горесть и печаль народа, его боль и страдание, его мечту и его судьбу. И пусть он не отличается от современников и сверстников сверхкачествами, поражающими и удивительными, но он всегда отличен от многих – отвагой, острым умом, безмерной преданностью народу, которому принадлежит. Несомненно, только на таких возлагает Всевышний долг вождя и наставника, предводителя и охранителя нации, возлагает долг жертвенности. Ибо он и только он подготовлен к такому служению, которое может завершиться его гибелью, но, которое, тем не менее, ознаменовано победой, освящено величием подвига.


Именно таким человеком был Первый Президент Чеченской Республики Ахмат-Хаджи Кадыров (Дала къобалдойла цуьнан г1азот), которого в 1995 году избрали муфтием. Время было чрезвычайно сложное. В республике шла война. Ожесточенность боевых действий сменялась не меньшим гражданским ожесточением – от рук известных и неизвестных убийц гибли мирные люди.


В августе 1996-го, когда к власти пришли сепаратисты, положение народа еще более усугубилось. Они, когда-то обещавшие народу свободу веры и свободу личности, теперь напрочь забыли и эти обещания, и посулы «верблюжьего молока из-под золотых краников». Всесилен и могуществен, а следовательно и «свободен», был лишь тот, за кем стояла вооруженная толпа. Чем больше толпа и чем больше оружия, тем «больше свободы и могущества». Правда окончательно растоптана. Похищения и бессудные казни, полное игнорирование Совести, Морали, Достоинства и Чести стало едва ли не государственной политикой новоявленных «правителей».

Государственная же политика оплаты труда, поддержки социально нуждающихся, обеспечения пенсией стариков, пособиями инвалидов и детей – эта политика была задвинута в самый темный угол бездушного чиновничьего кабинета. В республике пышным цветом расцвели доселе небывалые цинизм и бесправие. Но еще большую опасность таил в себе навязанный народу пришлыми «отцами религии» ваххабизм. Приверженцы традиционного Ислама, кому «новая вера» была чужда и неприемлема, тем не менее молчали, хотя никоим образом не разделяли их идеи. В подобных ситуациях всегда требуется смелый, волевой человек, который выражает и озвучивает позицию народа и берет на себя ответственность за конечный результат предстоящей схватки.


Будучи глубоко просвещенным и непревзойденным знатоком Ислама, Ахмат-Хаджи Кадыров отлично понял сущность устремлений басаевых и хаттабов. Понял, что это огромная духовная и нравственная опасность для целого народа и что с ней придется сразиться не на жизнь, а насмерть. Окруженный всего лишь десятком единомышленников и соратников, но убежденный в своей правоте, он выступил против этого нового духовного закабаления народа. И на его стороне, конечно, был Всевышний, правда и народ, а значит, и несомненная победа. Но как труден был этот путь к победе! Он был полон горя, смертей, бессонных ночей и безжалостных дней. И все же, вырвав народ из хищной пасти войны, Ахмат-Хаджи уберег его от тлетворного дыхания ваххабизма, сохранил и укрепил традиционный путь тариката.


Но враги чеченского народа не могли смириться со своим поражением: в светлый День Победы 9 мая 2004 года на грозненском стадионе «Динамо» они привели в действие «адскую машину», унесшую жизнь Первого Президента Чеченской Республики. Память о нем, как истинном сыне чеченского народа, глубоко верующем и знающем Ислам, навечно останется в душах каждого из нас. (Дала гечдойла Ахьмад-Хьаьжина, Дала къобалдойла цуьнан г1азот!)
Мне довелось близко узнать Ахмата-Хаджи 28 лет назад, когда я возглавлял пресс-службу Исламского института, который находился в Грозном, на улице Красных фронтовиков (ныне ул. им. Лорсанова), в бывшем Доме политпросвещения. Глубоко образованный арабист и богослов, тогда отметивший сорокалетие, Ахмат-Хаджи был хорошо известен в республике как приверженец правды и сторонник истины во всяком деле. Эти два качества, непременные, впрочем, для каждого, в А.-Х. Кадырове были соединены с высокой Верой и неподдельной богобоязненностью.


Очень сложным, тревожным и непредсказуемым было начало девяностых годов. Мало того, что в республике был совершен настоящий государственный переворот и к власти пришли авантюристы-популисты всех мастей, людей угнетало другое, а именно: идея создания в республике шариатского правления – без должной подготовки и при полном отсутствии нормативно-правовой базы и необходимых специалистов-правоведов, знающих шариат. Выдвигались абсурдные обоснования ненужности светских судов, а различные споры и столкновения интересов жителей можно, якобы, разрешать на основе шариатских установлений. Эти утверждения исходили от новоявленных «правителей» и новых «идеологов» Ислама.


Но это были люди-перевертыши с двойной моралью и двумя лицами. Один только факт достаточно характеризует лживость всех их интересов: собранные в процессе телемарафона на строительство рузба-мечети в Грозном деньги были использованы ими на закупку алкоголя с целью перепродажи и получения «сверхприбыли». Так какую же шариатскую республику могли они построить?


Ахмат-Хаджи Кадыров с самого начала резко дистанцировался от подобных «деятелей» Ислама, он был из иной среды, им двигали иные побуждения, чистые и благородные помыслы. В подтверждение этому хочу привести один пример, когда моему другу понадобилась консультация и помощь богослова и знатока шариатского права, я решил обратиться к Ахмату-Хаджи Кадырову, который пообещал спорный вопрос разрешить по нормам шариата.
Мой друг, родом из Мескер-Юрта, жил в г. Аргуне в двухкомнатной квартире. В порядке улучшения жилищно-бытовых условий городские власти выделили ему трехкомнатную квартиру. Однако руководитель местного транспортного предприятия попросил его обменять эту жилплощадь на строящийся для автотранспортников коттедж. Друг согласился, но произошло непредвиденное. Выделенную ему квартиру отдали другому, а обещанный коттедж так и остался недостроенным: это было время первой смены власти.


Через некоторое время к нему с ордером на владение этой двухкомнатной квартирой заявился некий житель с. Автуры с требованием освободить жилье. Возмущенный до глубины души хозяин квартиры потребовал немедленного судебного разбирательства. Но «оппонент» заявил: «Ваша коммунистическая власть рухнула, а разбирательство я доверю только шариатскому суду». В результате этого состоялась наша встреча с Ахматом-Хаджи.
Каждого из спорщиков сопровождали по два свидетеля. Со мной вторым свидетелем по делу выступал кадий с. Мескер-Юрт Сайпи-Хаджи Абзаилов, ныне покойный (Дала гечдойла цунна). Ахмат-Хаджи спокойно и внимательно выслушал всех.


Меня, журналиста с многолетним опытом работы, поразила легкость и простота, с которой Ахмат-Хаджи решил этот спор. Он спросил представителя транспортного предприятия: «Распорядившись по своему усмотрению трехкомнатной квартирой мескер-юртовца, вы обеспечили его обещанным коттеджем?» – «Нет», – был ответ. «Хорошо, – продолжил Ахмат-Хаджи, – предоставили вы ему взамен что-либо равноценное, или стоимость квартиры, которую он вам уступил?» Опять прозвучал отрицательный ответ. «В таком случае вы не правы, – рассудил А. Кадыров. – Лишив его законного жилья, вы теперь претендуете и на квартиру, полученную им 12 лет назад. Где же прикажете ему жить?» С этими словами, вынеся справедливый вердикт в пользу моего друга, Ахмат-Хаджи закончил разбирательство в течение 5 минут.


И по прошествии стольких лет мой друг с огромной признательностью к богослову вспоминает этот случай: «Если бы тогда Ахмат-Хаджи не восстановил справедливость, они лишили бы меня крыши над головой».
Вторая моя встреча с Ахматом-Хаджи произошла во время правления Аслана Масхадова. А. Кадыров тогда уже был муфтием республики. Широко разрекламировав создание шариатской республики, но не подготовив к этому никакой законодательно-правовой или административно-организационной базы, движимые закулисными и закордонными кукловодами, «правители Чечни» метались во все стороны. Создавалось впечатление, что народ сознательно отчуждают от Ислама, настолько непонятны, непоследовательны, а порой дики были решения временщиков.


И все это прекрасно понимал муфтий республики. Автор этих строк тогда уже работал в аппарате прокуратуры ЧР. Сторонники Аслана Масхадова, Шамиля Басаева и Вахи Арсанова одобряли провозглашение на территории республики шариатского суда. Но и противников было немало. Во главе их находился признанный выразитель чаяний мусульман республики муфтий А. Кадыров. И он в открытой форме, с неопровержимыми доказательствами, на всех уровнях говорил о том, что введение шариатского суда преждевременно, что не создано даже минимальных предпосылок к принятию такого крайне ответственного решения, а поэтому шариатские суды не могут быть сколько-нибудь эффективны и полезны жителям республики.
Весной 1997 года руководство республики объявило о широком обсуждении этого вопроса на расширенном совещании в республиканской прокуратуре. К участию были привлечены именитые и известные алимы, ученые, юристы. Вопрос был сформулирован однозначно: нужен ли республике шариатский суд? Шамсуддин-хаджи Батукаев и его сторонники выступили за немедленную организацию шариатского суда.


С большой и содержательной речью по данному вопросу выступил Ахмат-Хаджи Кадыров:
– Если даже мы все единогласно выступим за введение шариатского суда, располагаем ли мы специалистами, подготовленными для работы в этой области, знатоками применения шариата и его довольно сложных, разнообразных норм? – спросил он присутствующих. И сам же ответил на поставленный вопрос: – Нет, таких людей у нас нет. А без специальных кадров – судей и исполнителей решений судов – мы просто не сможем осуществлять судебные разбирательства, как того требует шариат. Поэтому, – заключил А.-Х. Кадыров, – мы не имеем права скоропалительно вводить это новое для нас и очень ответственное дело. Для подготовки же упомянутых кадров необходимо направить на учебу в исламские учебные заведения арабских государств не менее 30-50 молодых людей. Когда эта группа специалистов, овладев всеми знаниями в области шариата, приобретя навыки и опыт применения норм шариата, вернется в республику, еще можно говорить о постепенном и частичном введении шариатского судопроизводства, – продолжил он. – Но до тех пор об этом даже думать преждевременно, – решительно подвел он итог своего выступления.


А. Кадырова поддержали на этом обсуждении и.о. декана юридического факультета Чеченского государственного университета Динаев, опытный и знающий юрист Харон Махамашаев, преподаватель ЧГУ Абузар Сумбулатов и ряд известных в республике ученых и специалистов права.
Однако «правители Ичкерии» отмахнулись от приведенных разумных доводов, и их точка зрения возобладала – так называемые «шариатские» суды начали свою работу. А что из этого получилось, всем хорошо известно: скопом пошли в этих судах выгодные для взяткодателей решения, беззастенчиво выносились и выгодные для «судей» вердикты. Случилось то, чего так опасался А. Кадыров.


Ахмат-Хаджи Кадыров был истинный къонах и по-настоящему мужественный человек. Он часто говорил, что боится гнева одного лишь Всевышнего. И это действительно так и было. В 1999 году вооруженные отряды ваххабитов под предводительством Басаева и Хаттаба по призыву братьев Хачулаевых и других дагестанских экстремистов устремились в соседний Дагестан. Это вторжение открыто осудил и высказал свое мнение в лицо Масхадову только Ахмат-Хаджи. Здесь следует отметить, что еще в бытность муфтием республики у Ахмат-Хаджи Кадырова были заметны качества лидера нации и государственного деятеля: готовность выступить в защиту народа в любой, самой опасной ситуации, истинное духовное родство с рядовыми жителями республики, твердая и однозначная гражданская позиция, умение найти единственно верное решение в пользу благополучного будущего Отечества, верность принципам правды, справедливости, милосердия. Вместе с тем его отличали такие качества, как личная отвага, доброта, острый и незаурядный ум, сознательная приверженность истине и правде.


И все эти качества особо ярко и последовательно проявились в нем, когда он возглавил Временную администрацию Чеченской Республики.
В этот исключительно ответственный период, когда в республике продолжались боевые действия, руководить республикой было, безусловно, нелегко. Ахмат-Хаджи с пониманием относился к опасениям определенной части населения республики, сомневающейся в способностях духовного лица руководить республикой. Но он был столь же последовательным практиком в государственных делах, сколь образованным арабистом и ученым философом. Каждым принятым решением, каждым своим практическим шагом во имя Чеченской Республики и ее народов он доказывал, что призван стать истинным лидером нации и настоящим Главой республики.


С 1 июня 2000 года я начал работать заместителем руководителя администрации города Аргун по социальному блоку и почти еженедельно присутствовал на совещаниях в Доме Правительства, проводимых А. Кадыровым. Едва ли не в деталях мы помним то тревожное время. Многострадальную землю Чеченской Республики опалял безжалостный огонь жестокой войны, полнота власти практически принадлежала генералам и высшим офицерам федеральных войск. Простой народ находился, как говорится, между молотом и наковальней. Днем военнослужащие повсеместно издевались над населением, верша произвол и внесудебные казни, а в ночное время орудовали участники незаконных вооруженных формирований, которые тоже без суда и следствия убивали мирных людей – представителей духовенства, интеллигенции и правоохранительных органов.


Это был период, когда А. Кадыров в силу многих обстоятельств не мог влиять на все события. Но и отступить он тоже не мог и не собирался. В те дни достаточно часто происходили его встречи с главой российского государства В. В. Путиным. Ахмат-Хаджи верил, что с помощью и при поддержке В. Путина сможет урегулировать ситуацию в республике и, в конце концов, свести ее к равновесию, а затем и к миру. Конечную цель своей деятельности А.Кадыров еще тогда определил словами: «Моя цель не в том, чтобы остановить войну. Моя цель в том, чтобы войны на чеченской земле больше никогда не было».

Ахмат-Хаджи был по-настоящему смелым человеком. В самые критические моменты он оставался непоколебимо спокоен и хладнокровен. Хочу вспомнить в связи с этим такое событие. На третьем этаже Дома Правительства в Грозном шло очередное совещание. Участниками были руководители городских, районных администраций и члены правительства республики. Как всегда, вел совещание А. Кадыров.


С кафедры выступал тогдашний министр труда и социального развития ЧР Магомед Вахаев. И в тот момент раздался оглушительной силы и мощности взрыв. Впоследствии стало известно, что взрывное устройство было заложено на втором этаже Дома Правительства, непосредственно под актовым залом, в котором шло заседание. Организаторы теракта, видимо, рассчитывали разом покончить с Кабинетом министров и с руководителями городов и районов республики. Однако изготовители динамит-устройства ошиблись, и взрывная волна пошла не прямо вверх, а обрушилась на боковую стену здания, выбив ее и отбросив на несколько метров вбок. В момент всеобщей растерянности, достаточно острой паники Ахмат-Хаджи был абсолютно спокоен. Ровным голосом отдавал он указания своим охранникам об эвакуации присутствующих, обеспечении их безопасности. Тогда еще не было известно, последует ли за первым и второй взрыв. Несмотря на это, А. Кадыров нисколько не беспокоился о собственной безопасности и покинул здание Правительства лишь тогда, когда были эвакуированы все участники совещания. Это было еще одно свидетельство его личной отваги и презрения к опасности.


После описанных событий мне довелось встретиться с А. Кадыровым в московском «Президент-отеле» в мае 2002 года. Руководством ЮНИСЕФ в Москве был организован двухнедельный семинар для журналистов и работников аппарата и Правительства ЧР. В нынешней своей должности главного редактора Аргунской городской газеты «Аргун» мне довелось участвовать в работе этого семинара. Жили мы в гостинице «Салют». И вот однажды утром с приглашением от А. Кадырова за нами приехал его помощник. Мы, все 34 человека, на автобусе подъехали к «Президент-отелю», где находились апартаменты Главы ЧР.
– Я прибыл в Москву поздно вечером, – после взаимных приветствий и традиционных вопросов сообщил А. Кадыров. – Сегодня же вечером в Сочи намечена моя встреча и беседа с В. В. Путиным. Узнав о вашем пребывании в Москве, я счел своим долгом посоветоваться с вами. Каков мог бы быть диапазон республиканских проблем в моей беседе с главой государства? Как журналисты, вы, вероятно, хорошо знакомы с проблемами районов, сел и городов нашей республики. Логично будет, после обсуждения с вами, представить президенту России главные и основные из них.


Словно рядовой журналист и наш коллега по перу, разговаривал с нами А. Кадыров. В спокойной, неторопливой беседе каждый высказал то, что считал главным для своего района или города. Ахмат-Хаджи делал обстоятельные выводы и резюмировал наши высказывания. Он отличался, как я говорил выше, удивительной способностью сжимать в краткое умозаключение самое пространное рассуждение, сводя его к цельному и практическому решению. На примере этого общения у меня созрел еще один вывод о характере А. Кадырова: он был предельно прост и уважителен с рядовыми людьми. Ему совершенно не было присуще чувство превосходства или влияние чиновничьего поста. Я уверен: и без диалога с нами, журналистами, А. Кадыров знал, о чем говорить с В. Путиным. Но он все же посчитал своим гражданским и человеческим долгом пригласить нас и узнать наше мнение обо всем, что предстояло обсудить с главой государства. «Посоветоваться – обрести знание», – гласит чеченская мудрость. Ислам считает так же, и Ахмат-Хаджи знал об этом, бесспорно, лучше нас.


Расставаясь, он протянул нашему руководителю 1000 американских долларов:
– В течение двух недель руководители ЮНИСЕФ взялись содержать вашу группу за свой счет. Долг вежливости – обязывает. Поэтому прощальный банкет в честь организаторов семинара дайте на эти деньги, – сказал он. И здесь опять проявились присущие ему как чеченцу качества гостеприимства, обязательности долга, личной щедрости и такта. Ведь в конечном счете речь шла о сохранении нашего общего национального достоинства.
И еще несколько обстоятельств требуют упоминания в связи с оценкой личности Ахмата-Хаджи Кадырова.


На совещаниях различного уровня мне приходилось быть свидетелем того, как он нередко одергивал зарвавшихся генералов-самодуров. На это также, думаю, решился бы не каждый руководитель республиканского масштаба. И здесь настоять на своем мнении и провести в жизнь именно такое решение ему помогали личное мужество, прозорливость и дальновидность в государственных делах, которые требовали мгновенной реакции и самой верной оценки. Все это и способствовало тому, что в конечном итоге Ахмату-Хаджи удалось избавить народ и республику от многих несчастий военного лихолетья.


Ахмат-Хаджи всегда будет жить в памяти народа. Благодаря амнистиям, осуществленным по его инициативе и под его личную ответственность, были возвращены к мирной жизни сотни жителей республики – вчерашние пахари, строители, рабочие, обманутые или заблудшие, потерявшие правильные ориентиры и разуверившиеся. Какую оценку дать одному этому подвигу Первого Президента ЧР, спасшего от неминуемой гибели тысячи жизней для истосковавшихся от горя родителей и израненной республики?..


А ведь кроме этого А. Кадыров вернул к родным очагам тысячи беженцев из ближних и дальних регионов и из-за рубежей страны. Оценить же труд Ахмата-Хаджи Кадырова по восстановлению доброго имени чеченского народа, каждого чеченца в мире и в той же России просто невозможно. И на этом пути он совершил настоящий подвиг – собственными поступками, не расходившимися со словами, и силой обаяния своей личности опровергая тезис о «чеченце-бандите, чеченце-террористе и экстремисте».


Ненавистники чеченского народа вероломно оборвали героическую жизнь А. Кадырова. И хотя Ахмата-Хаджи нет с нами, его дела и мысли воплощает в действительность сын Первого Президента ЧР, Герой России Рамзан Кадыров. Мечты и планы Ахмата-Хаджи о счастливом будущем народов республики, о мирном труде каждого ее жителя служат конечной целью деятельности Главы Чеченской Республики, Героя России Рамзана Ахматовича Кадырова. Это – его духовный нийят, цель его жизни, кредо его государственной деятельности, воплощенное в четырех словах: «Счастье – в служении народу!»


Волей Всевышнего наш народ, как и все другие народы, обрел мирное небо над головой, а труд – кормилец всякого человека, вывел нашу республику в число самых благополучных регионов страны. И на этом благородном пути с нами непременно Всевышний и Его благословение. То, о чем так страстно мечтал Ахмат-Хаджи и ради чего отдал свою жизнь, сбылось, ИншаАллах1!

Нана №2. 2021

Оставить комментарий

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.